ЧЕЛОВЕК

Виктория Погосова и её опыт приёмного родительства

|03|05|2020|

Истории приёмных родителей восхищают. У каждого родителя – свой опыт, свой путь.

Сегодня мы поговорим с приёмной мамой маленького Руслана – Викторией Погосовой. Виктория – жизнерадостный, творческий, открытый и смелый человек! Её история вдохновляет!

«Я очень долго жила одна, – рассказывает Виктория, – строила карьеру, мы с подругой открыли школу английского, я получила MBA.

Да, я периодически думала о том, чтобы взять ребёнка из детского дома, но всё это казалось каким-то далёким и нереальным событием.

И вдруг, в один прекрасный день, 24 ноября, просыпаюсь – и в голове стучит мысль – «надо взять приёмного ребёнка». Помню, приехала на работу, рассказала об этом коллеге. И не встретила понимания. Но это меня не остановило.

Надо сказать, что в тот момент мне было лет 37, мы только начали жить вместе с любимым мужчиной Сашей. И тут вдруг – желание взять приёмного ребёнка.

Причём, развивалось всё стремительно. В тот же день, когда эта мысль поселилась в моей голове, позвонила во Всеволожскую опеку. Мне сразу сказали: «Приезжайте, завтра приёмный день».

Вернулась с работы домой и сказала Саше: «Я собираюсь брать ребёнка». Он сказал, что ему надо подумать. «Я завтра в опеку еду, – уверенно ответила я, - а ты подумай».

Приехала на следующий день. Там, конечно, с распростёртыми объятиями никто меня не встретил. Сотрудники сидели с каменными лицами. И сейчас я понимаю, что это такая первая «проверка на вшивость». Потому что люди приходят разные. А путь этот непростой. И, если человек уже на данном этапе отступает назад, то, что говорить о дальнейшем исходе.

В опеке мне сказали, что надо пройти Школу приёмных родителей, подготовить все документы.

И тут, конечно, весь путь Боженька держал меня в ладошках. Оказалось, что 24 ноября, день, когда я проснулась с мыслью о приёмном ребенке, – это день Святого Виктора Дамасского. Меня крестили в честь него. Поэтому история с нашим приёмным сыном Русей– история чудесная. И ровно через четыре месяца, 24 марта, Руся вошёл в двери нашего дома.

Школу приёмных родителей мы прошли вместе с Сашей. Документы собрали без особых проблем. Даже со справкой о судимости повезло – тогда её можно было сделать, только приехав в будний день на Литейный. Я приехала, и чудесным образом в центре города, прямо напротив входной двери освободилось место парковки, а внутри очереди не было. Когда позже забирала справку, было то же самое.

Когда документы были у меня на руках, я стала смотреть сайт Дети ждут.рф. Увидела там анкету мальчика, посмотрела адрес опеки. Василеостровская. Приезжаю туда, а мне говорят, что к этому ребёнку уже едут из Москвы. Но коль уж приехала, мне предложили посмотреть другого мальчика, вернее его фотографию, и отправили «подумать».

Была середина дня и я решила поехать в нашу Всеволожскую опеку. Приезжаю, а там ни анкет, ни фотографий. Дают заполнить бланк-анкету. Такой лист формата А4. На нём –подробная информация о родителе и три строчки внизу о ребёнке – пол, цвет глаз и волос, пожелания. У меня пожеланий было немного – хотелось взять мальчика трёх лет. Ребёнка с особенностями я бы взять не смогла, твёрдо взвесила, что моих душевных и финансовых возможностей не хватит. Цвет волос, глаз значения не имели.

«Вот, – протянула сотрудник опеки, – Попов Руслан. Год и три. Будете смотреть? Он только статус получил. Посмотреть можно при личном знакомстве». Мне дали направление, сказали, что надо дозвониться в домик и договориться на определённый день, чтобы приехать с мужем.

Дозвониться не получалось, вот-вот закончится рабочий день. Я села и сама туда поехала. Дом ребёнка на отшибе Всеволожска, огромный такой. Приехала, говорю: «Мне главврача». Пропустили без проблем. Оказывается, у них весь день телефон не работал.

Мне тогда казалось, что всё происходит, как в тумане. Слышу, что сейчас приведут ребёнка. И понимаю, что не ожидала, что всё произойдёт так быстро. Пока Руслана вели ко мне, врач стала зачитывать его диагнозы. Я воспринимала информацию спокойно, так как понимала, что ребёнок в системе не может быть полностью здоров. Даже диагноз «перинатальный ВИЧ» меня не испугал, так как понимала, что это не подтверждено. Врач никак не комментировала состояние здоровья мальчика, только зачитывала информацию. И сейчас я понимаю, что это было верно.

Помню, как врач только спросила меня: «У вас есть свои дети?». Я сказала, что нет.«Так, может, сначала своих надо завести?» – ответила она мне.

И тут вдруг заводят этого мальчика. Тут же понимаю, что привели Сашиного сыночка. Такой же светленький и с голубыми глазами. Ещё одно чудо.

На следующий день мы приехали с Сашей, сразу подписали соглашение. И я поехала в опеку – оформлять сына. Там очень удивились, ведь я только вчера взяла направление на ребёнка. Потом пришлось поездить туда-обратно – привезти все необходимые бумажки, постановление. Чтобы ускорить процесс, сотрудники даже согласились оформить нам временную опеку. Это тоже удивительно, ведь это лишние хлопоты, но нам действительно очень везло. И через три дня, 24 марта, Руся уже был у нас. Документы на сына получили 6 апреля, в мой день рождения.

Дальше было самое интересное. Ведь у меня не было никакого опыта воспитания детей. Думала, что смогу спокойно продолжать жизнь в обычном русле, совмещать с работой. Но Руслан оказался ребёнком, с которым делать что-то параллельно было невозможно. Жизнь перевернулась. В моей уютной холостяцкой норе появился ребёнок.

Первое время Руся кричал ультразвуком, если что-то было не по его. Я вспомнила, что нянечки, которые собирали сына, спросили, единственный ли он будет ребёнок. И, когда я сказала, что да, они выдохнули. Сказали, что малыш очень капризный, требовательный, упрямый.

Так и было. Всё в нашем доме перевернулось тоже. Ежедневно Руся опустошал все шкафы с посудой, ящики с игрушками, вставал очень рано, с солнцем, один не играл вообще. Поэтому адаптация была, скорее, у меня, чем у него.

Надо сказать, что Саша лучше, чем я, всё это пережил. Бывало, отпрашивался с работы, помогал, когда нужно было.

Помню, однажды поехала на работу на машине, приехала – на секунду закрыла глаза. Проснулась – прошло три часа. Так сильно уставала и не высыпалась.

Был ещё забавный момент в том, что поначалу я очень старалась придерживаться меню и расписания, которые мне рекомендовали, когда забирала Русю. Но позже поняла, что тот режим ему вообще не подходил, и стала больше прислушиваться к его потребностям.

Из отголосков сиротского прошлого тоже было звоночки, конечно. Например, Руся раскачивался. Сидел в кухне на стуле и качался, засунув большой палец в рот, и при этом выл. Или поначалу очень боялся первой ложки каши. Возможно, когда-то обжёгся. И всегда нужно было сначала любым способом умудриться дать попробовать эту первую ложку, тогда уже он ел дальше спокойно. А ещё, бывало, мычал. Я укладываю его часами спать, а он мычит. Я очень расстраивалась, плакала. Или, если что-то было не так, он кидался и бился головой о пол. Однажды, во время очередной истерики, Руся кинулся биться, а пол у нас на кухне – кафельный. В следующий раз он уже был осторожнее. Как мне говорили подруги: «Да что он там помнит из детского дома, такой маленький, полтора года всего». На что я однажды сказала: «Попробуйте на год отдать в учреждение своего ребёнка, и посмотрим, много это или мало».

Но, в целом, адаптация у нас обоих закончилась довольно быстро. Сейчас Руслан, конечно, сильно изменился. Да и я на многие вещи смотрю по-другому. Мы ведём очень активный образ жизни, посещаем культурные места, часто путешествуем. В свои пять лет Руслан несколько раз был заграницей.

Я прекрасно понимаю, что есть вещи, которые в поведении Руси мы не восполним до конца. Понимаю, что весь этот сиротский опыт может проявляться с годами в любой момент.

Но я не делаю тайны из того, что я – приёмная мама. Считаю, что, если хоть кого-то моя история подвигнет на то, чтобы тоже взять ребёнка из домика, это будет ещё одно доброе чудо.

Я действительно считаю, что нам повезло с Русей, что всё складывается наилучшим образом. Не знаю, что скажет нам сын, когда вырастет. Не знаю, каким он вырастет. Но наш опыт – он вот такой. Лучший опыт для нас.

С Викторией беседовала Лидия Пиви

Фото: Юлия Лебедева

Вдохновить друзей:

Ваш комментарий