НА ПОЛЯХ

Светка

|24|09|2020|

«Светка» — так по-простецки величала её вся коммуналка. Светлана же, очень высокая и болезненно худая, передвигалась по квартире, будто кралась, крайне тихо и незаметно. Бывшая спортсменка и активистка, она, пережив смертельный шквал жизненных ураганов и трагически потеряв любимого мужа, потихонечку так же тихо начала пить. От кричащего одиночества, невыносимой бездетности и собственной добродушной простоты.

Мне, тогда подростку, было нестерпимо её жаль. Я, хоть и не общаясь особо, чувствовала, что Света была добрым человеком, добрым и по-детски беспомощным. Каждый тогда норовил её чему-нибудь да поучить или прочесть очередную лекцию о том, как жить, а не существовать. И сейчас, в мыслях возвращаясь в те коммуналочные дни, с ужасом вспоминаю, что никогда не видела, чтобы Света, чувствуя себя, видимо, вечно виноватой и пытаясь избежать излишних лекций, готовила на общей кухне. Бедная, что же она ела...

... Пить Света любила вне дома, снова тихо и одиноко опрокинув стаканчик-другой в недалёкой крошечной рюмочной. Где и познакомилась однажды с бойкой Ниной Васильевной, которая, быстро и нехитро войдя к бедняжке в доверие, заплатила той смешную сумму, предложила такое же смешное ежемесячное содержание и незаметно переписала на себя её малюсенькую комнатёнку.

...В те последние Светины дни за её стеной долго не смолкал телевизор. Да, она любила подолгу в него глядеть, рассматривая какую-то подругомную инопланетную жизнь, и никого этот белый шум поначалу не удивлял. Когда же телевизор упрямо продолжил вещать вторую ночь, все всполошились. Помню, мама с соседкой стояли у Светиной двери, долго стучали и пытались проникнуть внутрь. Дверь не поддавалась, и тогда я (почему я?) взяла на кухне то ли молоток, то ли нож, и каким-то образом проковыряла в замке дырку. Как мне это удалось — уже не припомню, но дверь открылась, и мы увидели лежащую в груде плюшкинского хлама и осколков Свету, почти без чувств. Срочно вызвали скорую, которая бодро отвезла бедную страдалицу в больницу, откуда наша добрая, милая Света уже, увы, не вернулась...

Зато вернулась Нина Васильевна, которую соседи окрестили «чёрным маклером», и сразу заявила свои права на комнату. С её слов, она обеспечила Свете достойные похороны и покрыла все расходы. Очень надеюсь, это было правдой, ибо никто тогда не стал ни в чём разбираться, и в скором времени взрослые, подхваченные каждый своим жизненным вихрем, о несчастной и вовсе позабыли...

В моей же памяти высокая, тихая, будто вечно виноватая, до боли наивная и не желающая никому зла Светлана всегда останется такой же светлой, как её имя. И самой печальной, до сих пор щемящей сердце коммунальной соседкой.

Верю, очень верю, что сейчас её душе хорошо. Дай-то Бог.

Вдохновить друзей:

Ваш комментарий